планиметрия образов
в метрах кв
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
LTalk
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

планиметрия образовПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2


воскресенье, 31 октября 2010 г.
Спрут 16:58:36
Запись только для меня.
понедельник, 25 октября 2010 г.
Спрут 22:18:23
Запись только для меня.
среда, 20 октября 2010 г.
Спрут 21:21:20
Запись только для меня.
воскресенье, 3 октября 2010 г.
Сказки на ночь для палатных судеб. Спрут 21:30:00

Сказки на ночь для палатных судеб




После тысячи красивых высказываний о любви я создаю картину разоблачения образа подкровных мыслей индивидуума.

***

Самый кульминационный вопрос, бьющий прямо сквозь маску – «почему!?» Самый мощный ответ, без тени романтики «потому что». Он рисовал картины на обоях, и это был его единственный смысл жизни. Краски плавно ложились на тонкий покров бумаги и скользили по кончику беличьей кисточки, когда он окунал ее в стакан с водою.
Ему приходили заказы в студию, он брался абсолютно за каждый проект, потому что так ему казалось правильным. Потому что на хлеб хватало лишь после десяти часов ежедневного стояния у стены, и это большая часть того, что он называл своей жизнью. Ногти прослойками черного, красного и желтого отслаивались, ладони черствели и трескались глубокими царапинами практики, а белые чешуйки мертвой кожи краснели от нового раздражения. Он художник, которого никто никогда не видел и не увидит, никто никогда не узнает и не захочет узнать.
Как человек, не имеющий представления о стандартах, он свихнулся на своем искусстве и отдал карикатурам все свободное время. Его вылазки на улицу равнялись случаю, а случай этот выпадал настолько редко, что соседи были уверенны, что в квартире 213 никто не живет.
Раз за неделю художник задержав дыхание, считал до 60, и ровно в 18 часов по рижскому выходил на «прогулку». Быстрым неровным шагом он отмерял 360 шагов до магазина. Цифры всегда вызывали у художника еще больше вопросов, чем изображения. Будучи нелепым математиком в прошлом, он посвятил себя на сегодня шифрам и головоломкам, чисто из личного интереса. Он отмерял жизнь в единичных отрезках, но не находил систему. Построив график из одной единой прямой, непрерывно идущей под градусом 180 по бесконечному лучу негодования и призрачного отчаяния.
В очередной раз, выйдя из дома, и направившись в магазин его взгляд пыталась поймать девушка. Она настолько стремилась своими синими глазами задеть его уединение, что карикатурщик, неужто, мысленно прорывал выход в земле. Быстрым шагом подрезая автоматические двери и просвет серого осеннего неба, она прошла настолько близко … и настолько мимо. Мокрые на почве генетики глаза отпечатались где-то на его математической теории. Ее волосы цвета вороньего крыла тенью с шелестом проскользнули вдаль. И недоумевая изначально, он стоял тревожно, осторожно наблюдая за лямзаньем ее высоких каблуков.
Следом он вышел за ее шагами, и прислушиваясь к ритму походки, последовал за ней. За ее строгой фигурой, напоминавшей смерть, смерть сего образа, смерть человеческой девы и ее же начала, в столь прекрасном и непрекословном теле. Тонкая бледная кожа просвечивала все вены, и строгая черная одежда обтягивала острые ребра, талию, бедра. Черный плащ крыльями следовал за ее статной фигурой, и безропотный и уверенный шаг казался воинственным, ритм под ее тонкими голенями и широкими тяжелыми туфлями с мощной платформой, как плацдарм.
Нервно ускоряя шаг с каждым поворотом, он ждал, когда же незнакомка обратит на преследователя свое королевское внимание. Но он не удосужился ее внимания и похвалы. Пройдя за ней в темный пустой подъезд, не обращая внимания на то, что его слежка уже явно не являлась для женщины огромным секретом, он поднимался за ней.
Девушка же открыла дверь, скидывая плащ на пол, руками обхватила плечи художника и притянула с пылкостью к себе. Она целовала его в предплечье и шею, а он лишь следовал за ее щупальцами Медузы, не зная, на что идет. Двери громко захлопнулись, и слезы скатились с глаз ангела хранителя, который и так давно покинул карикатурщика. Незнакомка же прогибалась под очередным и многочисленным грехом.
Он считал, что это судьба и изменять ее или бежать – не имеет уже никакого смысла. Поддавшись давлению красоты и боли в ее глазах, он лишь топил ее в своих грехах, наполняя душу очередной порцией чернил. Бесконечной казалась эта темная идиллия в плену ее холодных тонких рук, бесконечным казался запах ее прямых длинных волос, но она резко вскочила и одевшись отвернулась от него. Художник протянул ей руки, она же вздрогнула и броско посмотрела на сухие ладони художника.
Тогда лишь она спросила, кто он, и как изволит себя называть в ее обществе. Он повторял «я художник, я художник». И ропотом заполнялась его серая душа. На следующее утро, по просьбе он покинул дом незнакомки. Он, озираясь, возвращался домой, забывая уже, как оказался на другом конце улицы. Его мысли переполняла та единственная, что покорила его сердце за считанные секунды. Художник был счастлив, однако недоумевал. Никогда в жизни он еще не любил.
Переждав ровно 5 часов в своей квартире, он выбрался из дома вновь, чтобы направиться к своей незнакомке. Стоя у ее квартиры, чтобы дождаться, когда она вернется домой. И вот она идет, ее хрупкие плечи, казалось, наделены такой силой, с которой не сравнится даже полубог. Она медленно поднимается, и тут за ее спиной появляется еще одна фигура, мужская. Она тянет его за руку, без слов, без сожаления в глазах.
Художник схватился за голову и стал отходить назад, пока не врезался в дверь и в истерическом припадке упал на колени, моля незнакомку помиловать его, помиловать, чтобы тот смог жить дальше. Девушка попросила своего спутника подождать, спрятав кипу купюр в кармане плаща. Художник изнемогал от дрожи, его трясло до потери сознания. Он выкрикнул «дура!», и оттолкнув от себя павшую за секунды ее от себя.
Он бежал домой, где его никто не найдет, где его никто не увидит, никогда не узнает. Сердце йокнуло, и застыло в ребрах, по венам растекалась ледяная ртуть, кто бы мог подумать, что один день может изменить в его жизни все. Однако он снова вернулся, туда, где он совершил свою ошибку. И он повторил эту ошибку снова. Она сказала, что он единственным, с кем она не спит за деньги. А художнику, вряд ли стало легче. Обнимая за шею, она снова и снова порабощала, казалось бы взрослого мужчину, пускай и слишком наивного. С горем пополам он снова возвращался в эту комнату, пропитанную запахом секса и отчаяния его собственных чувств. Он любил ее, любил больше всего на свете и во тьме. Он принял ее темный образ и поддался власти красоты, от чего каждый божий день цепенел в объятиях своей и ее боли. Он молил ее прекратить. Он кричал, вставал на колени и целовал ее ступни. Но она отказалась. Отказалась, и ее решение ножом проходило насквозь, отпечатываясь где-то в хоромах души.
Она, как фетиш, она как ночь, и нет ей равных. Нет таких идеальных, нет таких исчерпывающих и убивающих, таких больше нет. Карикатурщик рисовал ее, и она часто подходила к его работам надменно, однако, бывало, что ей действительно нравились его рисунки, и она улыбалась. Что стоила эта улыбка? Можно ли ее ощутить на себе, настоящая ли она?
Снова придя к ней в назначенное время, он не застал ее дома. Под дверьми валялась отлепившаяся записка, а на ней всего одно междометие «потому что».
Художник, не знающий настоящей жизни, не знающий настоящей теплоты любимой, с очередным порезом внутри, скользил по перилам вниз. Он шел, чтобы купить пистолет. И сейчас лишь, его шаг был полон уверенности. Игрушка весом в 500 грамм заполнила собой его карман пиджака.
Он хотел, чтобы она знала, что бы она поняла наконец, что она ставит на кон. Что означает его чувство, насколько оно безнадежно, насколько оно бесценно для него. Оно – это все. Любовь либо есть, и от нее не избавится, либо ее нет, и ее никогда не понять. Он ловил тепло ее улыбок, и наполнял фальшей мир сказочных грез, но вскоре он снова треснул, а чернила вылились наружу. Художник так и не понял, в чем ее тайна. Ее маленькая тайна, в которой она выступает в роли своей же марионетки. Ее синие глаза, такие мокрые, оставались мертвыми, спокойными и невозмутимыми, без единого признака чувств …
Кто она? – теперь задумался он. Может быть она демон, посланный, чтобы забрать его душу. Может быть, ее вовсе и нет. Может быть, это кукла, которая играет с людьми в любовь. Но он никогда бы не подумал, что, может быть, она всего лишь падшая женщина, ищущая свободу между небом и землей.
Карикатурщик дождался, пока она поднимется по ступеням до нужного этажа, достал пистолет. Она смотрела без эмоций, на то, как он ей угрожает. А потом навел пистолет к своему виску. Незнакомка рванулась к нему, чтобы остановить акт. Она впервые заплакала, впервые произнесла это столь необходимое «стой! Стой, я люблю тебя! Не надо!» Но было поздно.

«Смотри как сердце замирает при выстреле в голову и уходит куда-то в пятки последнее слово.
Кусочки мозга ошметками порванных тканей сползают по кафелю.
Кровь сквозь дыру непонимания в черепе фонтаном смывает грехи.
я люблю тебя. люблю тебя. люблю тебя.
Люблю тебя в крови. Люблю тебя в пустоте.
Люблю, когда ты молчишь, и когда свет в пустых глазницах меркнет, целенаправленно озираясь в одну единственную точку с недопониманием и вопросом "почему". Потому что я слишком сильно тебя люблю. Потому что.»






Категории: Сказки на ночь для палатных судеб
среда, 15 сентября 2010 г.
Спрут 20:11:56
Запись только для меня.
вторник, 31 августа 2010 г.
Адрессовано - осень. Спрут 12:43:41
­­

Влюбись в одиночество, ледяные руки - синдром уверенности в себе .. нет, малыш, это наступает осень. Она на пороге, обнимает своими красивыми на первый взгляд обещаниями, а потом до самой высшей степени уродства, она проникает в душу, своими нитями-щупальцами обхватывает сердце, и вот, снова на скамейке в полупустом парке, ловя взглядом опадающую листву, и восхищаясь слабостью собственных глаз в отношении с угасающей улыбкой этого солнца, которое греет, но все же не меняет эскиза первоначальной важности, рисовкой по шкале рижской школ на серединку, вопреки тому, что я люблю серый цвет, захлебываясь им сполна, чтобы оценить и познать все уголки этой драмы, цепляющей за провода, шнуром свешивая за шею счастье под потолком, лишь эта галогеновая круглая лампочка знает все ракурсы твоего одиночества в кубе.

Рисуй, если это все что ты умеешь, пиши, о том, как немеют кончики пальцев, как проходит электрический ток по нервным окончаниям, если сильно сжимать себя за плечи, при попытках самонадеянного бегства от холода ее прикосновений. Явное недопонимание, однако, это неуязвимая привязанность от ваших глаз, не более не менее, чем очередной прокол и словно пальцем в небо, но психологи неугомонно перешептывались, каждый раз, когда чьи-то ботинки снова переступали порог.

Это шикарно, запоздалое существование в конверте с поздравлениями о предстоящих событиях, никогда не встречая автора всех этих писем я недоумевал, а потом с усмешкой, ради собственного блага, не воспринимая то, как что-то серьезное, наблюдал, что возвратного адреса нет. Чудовищно, и все же скрежет в ребрах, под давлением собственного дыхания круглые ночи напролет мечта о несостоявшемся мире.

Разум - это вселенная вип, которая позволила узнать, что такое личная мораль, без тени сомнения, что кто-нибудь сможет отобрать даже этот кусочек настоящего. Или все же нет? Все что я умею - рисовать. Рисовать бегло, глазами, и мой талант, лишь дешевый трюк ребенка, который не верил в сказки, но все же любил воображать, двухсторонним око, лицевая сторона которого целенаправленно смотрит на белый экран и недомытый пол.

Во благо всему народу, с таким талантом удалось познать лишь малость, что мир не симметричен, и тому подтверждение вторая сторона медали, ведь внутри у меня никогда не встречались птицы, эти далеко нелюбимые осенью создания, только я не уверен, что способен на сочувствие. Декаданс, мой личный и сумрачный, сонник на полке, смерть по которому мне не избежать при первом же ее объятии, все, меньше секунды и остановка, искры в глазах блекнут, и вживаясь в роль остается лишь сливаться с тенями деревьев, хоррор, который они выдвинули против больного ума, ничто, по сравнению с тем, какой страх я ощущаю. И это фобия.., не дай дух влюбиться в кого-то, помимо одиночества.

Многоэтажный статус бытия в коме или в пункте ожидания, но если я и умираю, то только от любви. Лишь многолетняя практика и самопознание позволит мне принять это трепещущее чувство внутри, и долгожданный голос в трубку, ну или хотя бы самому себе под нос "здравствуй, осень". А я все так же буду писать короткие записки и кидать их в почтовые ящики, что-то приятное.

Казалось, это детская забава, или радость за вас, поддержка, но извините, я вас больше чем не знаю, я вас не вижу. И никогда не желаю увидеть, что четко расставило карты на свои места, это психическое расстройство, и его новый признак - ждать, ждать автобус номером 244, которого тут никогда не видали, но все же ждать здоровый час до потемнения, ведь если он приедет, то это будет чудом, и захочется принять этот факт , как достоверность, оказаться свидетелем того, что "чудо" эта очередная выдвинутая возможность под действием мысли. Холодные запястья отказываются сгибать суставы в пальцах, как будто фаланги от этого трюка выскачут наружу. Но я ... все еще тут.


Категории: Это чувство - я зову его по имени, Адрессовано - ноль
комментировать 16 комментариев
вторник, 6 июля 2010 г.
Спрут 17:36:19
Запись только для меня.
воскресенье, 16 мая 2010 г.
Спрут 23:59:02
Запись только для меня.
воскресенье, 28 марта 2010 г.
Спрут 03:32:43
Запись только для зарегистрированных пользователей.
пятница, 5 марта 2010 г.
Спрут 21:09:45
Запись только для меня.
суббота, 20 февраля 2010 г.
Мы познаем все бесконечное. Спрут 15:48:40
Прекратить жизнь красиво, не написав прощальной записки, потому что слов уже давно нет.
Прекратить жизнь, понимая, что все былое и грядущее – гремучая смесь чьих-то и собственных ошибок.
Прекратить жить осмысленно и саморучно, простив себя и отпустив куда-то дальше.
Прекратить жизнь – не значит сдаться, просто выйти из игры, в которой всегда отвергал любые правила, в которой даже не участвовал.
И все так же гнаться за ней, не надеясь и не ожидая, что однажды чудо свалится на голову. Просто брести по пустым незнакомым аллеям, вдоль пустых скамеек и магазинов, искать ее .. Искать и искать. Понимая, что мелькают перед глазами всего лишь тени из прошлого. Идти дальше, вслепую, не представляя теперь даже ее образ. Лежать на спине в полумраке, протянув руку, шепча «помоги», но не чувствовать больше ее присутствия, даже самого мельчайшего; в пустых глазах холодная вечность и отсутствие чувств.
Прекратить жизнь, не испытывая радости. А они все на заднем фоне, они проходят мимо – пустые лица, фарфоровые маски – люди невидимки. Они тебя не видят, а ты робеешь даже смотреть в их сторону. Ненастоящие, ненужные, незнакомцы. Любой из них, даже самый самый, не заполнит эту пустоту.
Прекратить жизнь, чтобы в последний раз проводить взглядом небо, открыть глаза, щурясь от боли, как же оно далеко – холодное солнце. Лежать на черной земле, впитывая в себя капли проливного дождя.
Хватает сил на примитивное существование, хватает сил чтобы бороться с этим чувством, настолько сильным, что остальные прекратили свое существование. И это – одержимость, кода-то недобитая любовь. Настолько могущественное, далеко ушедшее за общественные нормативы, за людские стандарты. Им не понять это чувство, они лишь кидаются словами, они лишь проходят мимо ..
Не верила, не ждала, что когда-нибудь появится что-то, вроде мотылька, что пролетая мимо людей невидимок, мимо черно-серого города потянет тебя за собой. И ты как дитя полное желанием познать неизведанное чудо побежишь за ним, споткнешься и долго долго падая лицом в грязь, на холодный мокрый тротуар, прикрывая глаза волосами, не издашь ни звука. Либо ты побежишь за ним, и он окажется спасением.
А ты лежа на спине, смотря на холодное солнце – пропускаешь в последний раз слезы. Невидимки проходят мимо, они никогда не смотрят под ноги, они даже на небо не смотрят.
Горечь внутри – патологически расползается во все стороны, причиняя боль. Забирая все, что когда-то по праву принадлежало тебе, но тебе не жаль, ты прекращаешь жить.
Прекращаешь жизнь, чтобы больше не приходилось совершать ненужные вещи, чтобы когда-то начать все заново, делая все те же ошибки. Снова обрести ее и потерять, снова и снова, и нет конца бесконечной головоломки. Бежать, чтобы не оглядываться назад, проносится сквозь миллионы, не находя ничего, ничего нового. Все будет повторятся снова, в этой и в следующей жизни. Ты знаешь это – просто так надо. Просто не в этой жизни вам суждено наконец-то вернутся к началу, где она так искренне улыбалась.
И ты прекращаешь жить, не прикасаясь губами и взглядом ни к кому по-настоящему. И сейчас, когда в очередной раз невидимые чернила проявились на черном листе бумаги, пытаясь заполнить пустоту, обретаешь еще одну идею, чтобы прекратить жить.
Мимо города невидимок, где нет ничего кроме дрожи и онемевших пальцев белых ладоней, где земля тебе казалось железобетоном, и где ангелы никогда не бывали ..
Закрываешь занавес, с низким поклоном самой себе за столь удачно проигранную роль. Все меньше и меньше открывая рот, все меньше напоминая о себе, ты и впрямь забываешь чего ради ты кружилась под листопад, когда твои длинные волосы так красиво развивались на ветру, когда она была с тобой рядом, напоминая, что жизнь стоит чего-то большего. Давно ушла оттуда, ни сказав ни слова, а вернувшись нашла лишь черно-серый город ..

Ты не видишь больше смысла во всем этом, ты никогда ее не найдешь. Все давно исчерпано внутри, все кончено, ты прекращаешь жить ..

­­
___________________­____________________­_____________

Но вдруг появишься ты? Ты будешь лететь на свет, а я побегу за тобой, мы вместе освободимся раз и на всегда. Спаси меня, уведи меня отсюда. Чтобы не приходилось после нескольких минут искушения, снова отсчитывать дни, месяца, года без нее, находить кусочки жизни, улыбаться, а потом снова возвращаться к смерти. Я не хочу этого. Я хочу забыть. Хочу освободиться.


Если бы ты только мог ..
Но для этого нужно разрушить мой мир.
Создать свой уникальный ..
Уведи меня туда, где в поле слышен шелест травы ..
И мы познаем то, что выше человека ..
Свое собственное чувство ..
Им непонятное, бесконечное.



Подкаст ||' Наша последняя осень. ( 03:37 / 2.4Mb )

Категории: Кнопка "7" на телефоне, Наша с тобой зима
среда, 30 декабря 2009 г.
Атомная зима. Спрут 19:56:03
АТОМНАЯ ЗИМА
­­


Я не помню, когда начался этот кровопролитный кошмар. Когда от рук и от сердца отошло обычное человеческое счастье, на которое мы сейчас не способны. Проходя из одной комнаты в другую – соседнюю, от нас все дальше и дальше отодвигается действительность. Все утеряно.
Сейчас было бы куда легче сдаться и податься в бега, пусть даже на край света. Конец и так близок. Нет, не мой, но жизненные сроки короче, чем заветное детство. Куда уходят эти жизни от настоящего? На небо, или обратно на землю?
На меня смотрели два зеленых укоризненных глаза из-под каштановых волос и узких черных бровей. Настолько уставших и измотанных, что едва ли они были настоящими ... эти два кошачьих глаза.
Что же она сейчас скажет? Снова упрекнет, или оттянет меня за ноги, которые по непонятным и мне самой причинам поднимаются к облакам. Я взлетаю, но кто-то должен опустить меня вниз – закономерность. Я даже могу сама предсказать ее слова наперед – за последние годы я не слышала ничего другого.
Это угнетает. Возможно? Но кто знает, кому сейчас хуже, ей, или мне. Все устали. Все идут домой, надеясь, что их там ждут. Все бегут подальше от темноты, которая казалось бы неизбежна .. этой невероятно долгой зимой. Холодной, снежной, но несмотря на снег такой черной. Чувствуется крах в каждом шаге, в каждом обороте шины по асфальту, по каждой проданной булочке, по каждой умершей птице. Крах – как восполнение нового ... это оптимистично, и даже слишком. Крах – это обычная потеря всего сущего.
Что может быть проще? Обычная формула, в конце которой мы узнаем элементарный ответ. Все его признают, но никто не воспринимает серьезно. Так и протекал период времени, который я назвала «атомной зимой». Ледяная камера – зимой, или летом, не важно. Бесконечные серые долины и замерзшие реки. Чье-то понимание, сопровождающие себя бессилием.
Время кончается. Вот что стоило бы казалось знать, но никто так и не заслужил точного ответа, хотя наверняка он рассчитан в точности до самых мелких единиц измерения скорости, света, времени.

Я спускалась по лестнице многоэтажного дома, подальше от этих всепожирающих глаз. Такие человеческие, но уже совсем не настоящие, без той положительной стороны, которая присуща практически каждому. В них нет самого настоящего – жизни. Словно она так и отдаляется дальше и дальше.
Мама, ведь я все равно останусь виноватой. За все что происходит винить приходиться лишь себя самого – но это называется манией величия. Никто не виноват больше, чем вселенная. Она сама процеживает нас как свежевыжатый яблочный сок, или для сравнения проще подобрать мясорубку?
Мама, я просто хотела сказать, что у каждого из нас такая мать одна. Если не считать Землю. И все что рано или поздно произошло, происходило или произойдет, приносило боль не только тебе, но и мне. Не знаю даже кому больше, тому кто верит в несправедливость, или тому кто верить в обычную боль.
Ступеньки под ногами напоминали скользкие глыбы льда, каждая из них была сложнейшей преградой. Хватаясь за перила, я скользила снова вниз, нет полноценной надежной опоры, есть только сила, с которой м на нее давим. Я заметила такую несправедливость, которая преследует мою мать. К примеру, почему большинство из нас живут в обычных квартирах, в жилых домах с протяжность этажей так на 12? Чтобы сберечь драгоценное место на земле, или чтобы подчеркнуть неравноправность нашего бытия? Я бы и так жила в квартире, дали бы мне выбор или нет – уже не важно. Но что вы думаете о подобном, снова казалось бы мелочи? Во благо человечества.

Я спустилась на землю. Твердую, замерзшую, но еще до сих пор живую. Сила внушение уже отдаляла меня за пару верст от дома, но я не спеша шла вперед, переступая шаг за шагом, забывая, что есть эти ноги ..
Вот так вот в наши годы – чем дальше от людей, тем кажется все это лучше, даже если исключить, то что сам ты человек, и мотивы твои наипростейшие. Это не отвращение. Обычная жажда покоя, которая появилась с утомленностью, бессонницей и другими болезнями. Стоя на краю пропасти, не стоит смотреть назад – там никто и ничто тебя не держит. Почему-то именно в этот момент, все наполняется туманом. Так и с мамой. Что-то наполнило ее жизнь туманом, непонятно какая болезнь, непонятно какая тревога, а может и я сама. Ее глаза ускользают от меня в сторону, ее губы подрагивают на очередном слове, и те улыбки, и яркие рыжие волосы, которые отпечатались в памяти лучше всего – сейчас будет проще назвать расцветом сил и лет. Но это только если сдаться, только если перечеркнуть все то, что не позволяет делать настоящие вздохи, а выдыхать каким-то Воледолом. Земля так и притягивает, так и вытягивает из нас ценности. А ценность у нас всего одна, если уж забыть о философии и о морали, это просто энергия, которой мы живем, которая нужна Земле, чтобы жить. Эта энергия исчерпана, не знаю кто ее забирает – Земля, или специальные механизмы для разработки электричества. Да и разница мне?
Мне было просто больно, а может быть это уже не боль – а отчаяние, с которым я наблюдала за днями и месяцами, что проходили мимо. Никому не нужное время, жаль оно не может остановится когда пожелаешь. Один длинный фильм, только вот без пульта управления. А нам наверное нужно были периоды для гримерки и обеда ...
Можно было показывать зубы и скалится каждому, и впрямь – кому угодно. Вот только было определенно жалко, что не каждый пытался найти в этом повод. А может просто так? Разумеется, нет ничего проще – чем игнорировать и опускать все до нулевого уровня важности. Черт бы с ними. Мне было обидно только из-за одного человека. Знала ли она? Знала ли, что преследует каждый день голову ребенка? Миллионы идей, который непонятно откуда берутся, их настолько много, что воплощать кажется уже безумным. Дети не стоят самолеты и не изучают солнечные процессы. Это все влияние телевизора, как-то с усмешкой прокручивала четкую пленку памяти в мозгу. Все так же сидя в своих четырех стенах, на самом деле это элементарное сумасшествие, только осмысленное. Звучит глупо? А если углубиться в значение этих слов?
Если представить, что все остальные живут просто так, а вот ты выделился, и кто-то манипулирует тобой как машиной? Кто-то внедряется в глубины своего разума и запускает новую и новую погибельную для тебя тактику. Вот это и называется в наши дни сумасшествием. Жить, осознавая то, что за твоей жизнью стоит что-то большее, чем рождение. Будто в то время уже твои мозги летали, а верховные судья стояли и отсчитывали количество извилин. Это снова называется манией величия. Хотя в какую-то меру насмехаться над собой не легче, чем осознавать, что кто-то усердно давит тебе на плечи. И не только на плечи.
Непонимание со стороны – это ни какая не гениальность. Это то, что принуждает тебя становится изгоем, даже провоцировать агрессию и неприязнь. Не хочешь быть таким как все – не выпячивайся – найдется множество каталок, чтобы прижать тебя покрепче к Земле. О, Земля, такая родная мать, но настолько жадная и жестокая, что все наши импульсы, даже незначительные уходят в ее недры .. в глубины огненного ядра, подпитывая ее хранилище. А мы все более усталые, а нам все хуже, а она набирается силой, чтобы дать последний отпор. У нас теперь слишком много прав, так мало ограничений – свободный разум – опасный разум.
Почему когда мне заходилось сходить в кино, я пошла в непонятный магазин. Меня туда ОНИ сами привели. Непонятный, как из того самого заветного города, который таится в глубинах подсознания. Там нет таких правил как у нас, но все же это тоже самое, только на другой стороне экрана. Вот он – магазин среди темных закоулков (среди «бела» дня). ОНИ – это люди, самые обычные, хотя сейчас я не столь уверенна в этом. Это ОНИ постоянно сопровождают меня в подсознание, только я не вижу их лиц, да имена мне их не ясны, я могу лишь сказать, что большинство из них женского пола. Если бы это только сто-то давало ... Я снова далеко не в кинотеатре, и если бы мне и хотелось посмотреть какой-то фантастический фильм, то но сейчас произойдет в моей жизни. Это можно понять, потому что все пути рано или поздно сходятся в одной точке – в центре симметрии, а затем снова расходятся своими путями. Я подхожу к этому центру, а когда перехожу на совсем другую сторону, то перестаю осознавать эту простую истину. Ведь жизнь есть везде Даже во сне. Почему бы и нет?
Магазин напоминает собой книжный – бетонная подземка с многослойной стеной – вот оно – хранилище душ! Воскликнула я про себя. Но нет, это далеко не хранилище .. душ. Все намного интереснее, если углубиться. Билеты сюда просто так не дают. Но ОНИ со мной, и я получила билетик, бело-прозрачный, из скользкой кальки, размером в квадратный сантиметр, по центру продырявленный дроколом .. маленьким кругляшком. Если бы я сейчас помнила, что они мне говорят, то не было бы никакого смысла об этом писать. Каждый раз что-то я должна понять, но что я никогда не помню. Если бы это было обычной репликой, вроде как «постриги газон, в конце концов!», вот я о чем ...
Внутри ничего примечательного, снова напоминает книжный, старый и невероятно заброшенный. Коридор с дверьми направо и налево. Вот и все. Все то время которое я провела внутри раздавалось эхом голосов. И я задумалась – что я тут забыла то? Чего ради пришла сюда, хотела или нет? Сейчас даже не понять какое время суток, а я за тысячи километров от реальности, стою в непонятном мне помещение и разглядываю то, о чем писать мне не положено (вот она, память-предательниц­а; хотя окончательно свихнуться я не желаю). Мне хотелось бы отправится на поиски этого измерения, в котором я так часто прибываю. Я там уже живу. Такое глухое измерение – слова там не нужны – есть только мысли и души, которые от нас вылетают как в сеанс левитации.
Вас так притягивает эта земля, этот центр энергии, что вы не в силах оторваться от нее, ведь так? Тело как помеха – тело это ничто, вот такие простые выводы.
Если бы у вас был билет на Край света, вам бы пришлось сохранить его на всю жизнь, ну или хотя бы до точки достижения цели. А этот мелкий билетик сам куда-то исчез. Да и была ли в нем какая-то смысловая цепочка? Какая-то маленькая истина? Мне что легче станет, если бы я сохранила его на веки. Не знаю .. Но что удивительно, что при выходе наружу этот билетик у меня попросили. А я его нигде не нашла. На меня смотрели с каким-то сожалением, словно гореть мне в аду синем пламенем, а я развернулась и побежала, ноги сами меня несли в ту сторону. Другой выход есть всегда, только вот я не знала куда он приведет меня.
Вышла я на пляж. Синее море. Казалось бы лето, но было страшно. Непонятное и непреодолимое чувство отчужденности от реальности меня настигло. Я шла вдоль берега, пока не заметила скамейку в верхней части, где протянулся еловый лес. Тем где я живу в настоящее время, у ближайшего моря возвышаются лишь сосны, но не ели. На скамейке лежала мать. Я взобралась к ней. Что-то само тянуло. Но когда она мне так ярко улыбнулась, а волосы всколыхнулись на ветру – я поняла, что это не тот человек, либо мать не моя, либо это призрак прошлого. Либо еще что-то ... что-то невероятно страшное. Земля отдала ей энергию, а мне почему-то страшно. Невероятно. Мать пожирающим взглядом осмотрела меня и рассмеялась, а мне было почему-то не до смеха. Это было все так чарующе и приятно, но в меру опасно. А вы мать свою боитесь?
Она заметила, что температура летом 30 градусов Цельсия, вот только почему-то не для меня. -8 казалось бы уже устрашающей температурой, чтобы солнце не было таким желтым, а волны буйными. Белый песок, вот куда уносится прах ... Это снова мысли, которые проходили сквозь миллионы душ, но сейчас тут словно ни одной не было. Вот этот человек рядом со мной, такая счастливая мама, как лет 7 назад, вот только нет в ней души, она самая земная из земных, и так счастлива ... мне захотелось вдруг, чтобы этот момент остановился.
Я была тут столько много раз. Вот только осознаю это впервые. Снова в этом месте, каменная скульптура с лестницей из того же камня по окружности ... Нужно подняться, чтобы перейти на другую сторону пляжа. Вот только когда перебралась, осознала то, что делать это вовсе не обязательно. Только вопрос в том, почему с одной стороны ты видишь воду, а с другой песок. Абстракция – никакой логики. Снова безумие и мысли летят вверх - в небо, где их подлавиливают такие же души как и моя. Они питаются мыслями, и сходят с ума по мере возможности. Это атомная зима. Даже тут. Мертвая зона. Я в прошлом. Выбрала не ту дверь. В прошлом нет душ. Ни одной нет – потому там все счастливы, если крутить по второму кругу. Вот только им страшно – этим людям. Они всегда боятся. Чего де? Неизбежности.
Сидя снова на той же скамейке, смотря сверху на белые пески, и больше никого и ничего. Только земля. Это прошлое только для некоторых. У каждого свой мир.
А мать опустила веки и словно засыпала на мерзлом холоде в +30. Снова ее глаза наполнились усталостью и болью, наверное дело было не в той энергии которую пожирает земля, а которую мы способны отнять. Без души она не протянет. Да нет же, снова дело не в этом. По-моему это только я.

Что, что только ты?
Только я способна отобрать столько сил, чтобы приравнять их жизни.
Это обреченность. Моя обреченность. На замкнутый круг, по которому я буду лидировать во всех направлений, ибо больше нет входа, как и выхода для остальных.
Только не понять кто умирает с большей скоростью, тот кто живет в несправедливости, или тот кто захлебывается в обычной боли.

Открываю глаза, снова иду по Земле .. не знаю куда на этот раз. Не так много места, но для нас это и есть вечность. Пусть и замкнутый круг – в игру входят новые, и уходят. Только снова вопрос, на небеса или обратно на Землю?


Категории: Широкомышление, Орфей меня проклял
вторник, 29 декабря 2009 г.
Спрут 21:27:35
Запись только для меня.
суббота, 28 ноября 2009 г.
Спрут 19:55:00
Запись только для меня.
суббота, 19 сентября 2009 г.
Спрут 19:01:45
Запись только для меня.
понедельник, 6 июля 2009 г.
Спрут 15:21:31
Запись только для меня.
вторник, 9 июня 2009 г.
Спрут 23:20:50
Запись только для меня.
четверг, 9 апреля 2009 г.
Спрут 15:17:11
Запись только для меня.
понедельник, 16 марта 2009 г.
Спрут 17:38:35
Запись только для меня.
понедельник, 9 марта 2009 г.
Спрут 15:40:39
Запись только для меня.
суббота, 10 января 2009 г.
Спрут 22:07:17
Запись только для меня.
пятница, 26 декабря 2008 г.
Спрут 21:42:23
Запись только для меня.
четверг, 25 декабря 2008 г.
Спрут 18:31:56
Запись только для меня.
пятница, 19 декабря 2008 г.
Спрут 17:02:12
Запись только для меня.
 


планиметрия образовПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2

читай на форуме:
пройди тесты:
Какая у тебя собачка?
Законная зарплата или пожертвования...
Боль от любви почти навсегда..16
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 LTalk
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх